multi-tabbs
дайте мне глобус,и я распишу весь мир матершинными словами и заставлю солнце светить ярче,черт возьми
22.11.2011 в 22:46
Пишет Aswang2005:

второй пошел:
второй перевод слэша с любимыми мальчиками. Джо и Чендлер, "Love and Money" авторства Cress в переводе Осла, то бишь меня

В тот день в Центральной кофейне между шестеркой друзей вновь произошел жаркий спор о деньгах.
– Не знаю, что еще сказать по этому поводу, – заявил Чендлер, обращаясь к Фиби, Джо и Рэйчел. – Мне жаль, что мы зарабатываем больше, но это не делает нас виноватыми перед вами. Мы действительно много работаем, тратим много сил и…
– А мы, по-твоему, нет? – скептично переспросил Джо.
– Я лишь хочу сказать, что иногда наши усилия стоят немного больше, – пояснил Чендлер.
– А мы как будто тянем вас назад, да? – уточнил у него Джо после паузы длиной в несколько секунд.
– Да.
Рэйчел, Фиби и Джо ахнули в один голос и взглянули на Чендлера так оскорбленно, что он тут же устыдился и поспешил изменить свой ответ. Однако слова уже были произнесены, и перепалки не избежать не удалось – к счастью, на разошедшихся спорщиков вовремя шикнула Моника, говорившая по телефону с начальством.
– Подождите, я не понимаю! Те стейки были просто подарком от поставщика мяса! Какой еще ответный удар, ради Бога, нет! Я просто заменила их, и все! Разве мы не можем просто забыть все это... Какая еще корпоративная уловка? Нет! Да. Хорошо, – она обреченно повесила трубку: – Меня только что уволили.
– Ооо, нет! – мелкие споры были моментально забыты, и все пятеро бросились обнимать и утешать Монику. Дружба не шла ни в какое сравнение с любыми деньгами.
– С вас четыре доллара двенадцать центов, – подошедшая официантка протянула Монике счет.
– Я заплачу, – вызвался Джо и, помедлив, обернулся к Чендлеру: – Не одолжишь мне пять баксов?
Тот кивнул и расплатился за Монику вместо него.
Все еще переваривая ошеломляющую новость об увольнении, компания отправилась наверх, в квартиру Моники и Рэйчел. С поисками новой работы решено было не откладывать, так что друзья, не теряя времени, занялись резюме, обсуждая, как лучше изложить причину увольнения, чтобы она не стала препятствием в дальнейшем. Кроме того, они остались на обед, так как двум третям компании теперь было просто необходимо экономить деньги.
– Эй, слушай, я сожалею о сегодняшнем споре, – первым делом объявил Джо, когда они с Чендлером вернулись к себе и, не сговариваясь, двинулись к холодильнику за пивом.
– И я, Джо, мне тоже очень жаль! – с заметным облегчением выдохнул лучший друг, обнимая его; после чего оба, заметно повеселевшие, устроились на диване в гостиной.
– Как думаешь, Моника скоро придет в себя?
– Да. Мне кажется, она получит новую работу в самое ближайшее время – в крайнем случае, будет готовить на заказ! Эй, а может, этот Стиви Фишер – ну, который представил нас группе – позволит ей заниматься какой-нибудь их вечеринкой! Было бы здорово!
Джо пожал плечами и слегка поморщился.
– Ну ладно тебе, – настаивал Чендлер, – может, тогда мы все получим приглашения, и вы тоже познакомитесь с этими ребятами…
– Нет уж, спасибо, вы уже все испортили, сходив туда без нас. Как-нибудь обойдемся без вашего милосердия.
Чендлер не понимал, с чего ему предъявляют претензии, и такая позиция Джо задевала его до глубины души:
– Слушай, мы хотим для вас как лучше, а вы вменяете это нам в вину? К тому же, тебя сроду не трогало то, что я один оплачиваю наши счета, еду и пиво!
Последний упрек явно был лишним: при упоминании об этом Джо рассердился не на шутку.
– Чендлер, а что я могу поделать, если мне не дают ролей, на которых я мог бы заработать? Но делаю все, что могу: взять хотя бы эти идиотские подработки в торговом центре или исследования рождаемости… Я отдал тебе все, что получил за них!
– Прости, – пробормотал Чендлер, осознавая, что перегнул палку и тем самым задел друга за живое.
– Чего ты от меня хочешь? – Джо не собирался так быстро менять гнев на милость. – Чтобы я вернулся к отцу и работал водопроводчиком?
– Нет, нет! Конечно, нет! – Чендлер отставил пиво и снова обнял Джо за плечи. – Мне очень жаль. Я не хочу, чтобы ты отказаться от своей мечты, Джо. Прости меня. Я идиот.
Тяжело вздохнув, Джо обнял его в ответ.
– Все в порядке. Я знаю, что должен тебе много денег, Чендлер, и ты всегда обо мне заботишься – поверь, я ценю это. Но не так-то приятно, когда все решают идти в какое-нибудь дорогое место, которое я себе не могу позволить. Ни я, ни Фиби, ни Рэйчел…
– Хорошо, допустим, я тебя понял. Но чего ты хочешь от нас? Если купить вам билеты на концерт было плохой идеей, то что же тогда…
– Я не знаю, – пожал плечами Джо. – Может быть, не ходить по ресторанам так часто? Если есть повод для праздника, можно просто остаться дома и заказать пиццу, или что-то вроде того… Или, может, устроить барбекю, как на дне рождения Рэйчел… Или мы могли бы заниматься чем-то, за что не нужно платить: ходить в парк, например… То есть, я знаю, вы, ребята, хотите иногда погулять от души, но если некоторые из нас не могут себе это позволить, как насчет мы обсудить это и выбрать что-нибудь подешевле, а? Хорошо?
– Конечно, – Чендлер кивнул. – Кроме того, вчерашний обед был вовсе не так хорош. Мне не нравятся задиристые официанты, которые, к тому же, еще и чихают в еду. Завтра поговорим обо всем этом с остальными.
– Отлично! – Джо вновь привлек его к себе и благодарно поцеловал в щеку.
– Похоже, пива тебе на сегодня хватит, – рассмеялся Чендлер, мягко отстраняясь. Джо засмеялся в ответ и шутливо ударил его по плечу:
– Да брось, я же итальянец. У вас что, не целуют друзей?
– Друзей мужского пола – обычно нет.
– Не вижу в этом ничего такого, – пожал плечами Джо. – Мы же не целуемся в губы… как тогда, на Новый год, – совершенно невозмутимым тоном добавил он, но в глазах заплясали лукавые искорки.
Вспомнив тот случай, Чендлер мгновенно покраснел и на всякий случай отодвинулся на самый край дивана.
– Я тогда никак этого не ожидал…
– Я тоже. Все как-то само получилось: ты скакал и вопил: «Поцелуйте меня кто-нибудь», а я не видел другого способа тебя заткнуть...
– Гм, да, – Чендлер прочистил горло. – Да, ты знал, что делать…
Джо собирался продолжать дразнить его и дальше, но затем машинально взглянул на часы и, воскликнув: «Спасатели Малибу!», схватился за пульт. Включенный телевизор мгновенно завладел вниманием обоих друзей.
– О да, – пробормотал Чендлер, не сводя глаз с экрана, – вот оно, прекрасное и в то же время бесплатное. Беги, Ясмин, беги!
Джо рассмеялся и сделал еще один внушительный глоток пива из банки.

***


На следующий день, сразу после того, как компания окончательно урегулировала спор о деньгах, приехали Кэрол и Сюзан, которые привезли Бена к отцу на выходные.
– Кстати, Росс, с прошедшим тебя, – не успев войти, Кэрол первым делом обняла бывшего мужа и вручила ему подарок.
– Ух ты, спасибо, – улыбнулся Росс, разрывая обертку.
– Это от нас обеих, – пояснила Кэрол, сжимая руку Сюзан.
– Ой, что это? – Росс достал кружку с надписью "Папа номер один" и их с Беном фотографией на другой стороне. – О, здорово! Спасибо, – он по очереди поцеловал женщин в щеку и, к своему удивлению, обнаружил, что уже не испытывает ни малейшей неприязни к Сюзан, и их старая вражда осталась в прошлом: может быть, потому, что он был счастлив с Джули сейчас.
Однако в тот же день у Росса случился приступ аллергической реакции на киви, и Моника повезла его в больницу – в их отсутствие заботиться о Бене было поручено Джо и Чендлеру. Последний отреагировал на это без тени энтузиазма, но «напарник» в конце концов убедил его, что это будет весело: по его мнению, прогулка с малышом была отличным шансом привлечь внимание противоположного пола.
– Это того стоит, – рассуждал Джо. – Всем известно, что женщины любят детей, так? А значит, женщины любят и парней с детьми, логично?
К сожалению, когда они хвастались Беном встреченной на улице рыжей красотке, та решила, что Джо и Чендлер были гей-парой с усыновленным ребенком. Поняв это, Чендлер отчаянно запротестовал и поспешил ее разубедить, но неприятный осадок все же остался.
– Отличный план, Джо! В следующий раз, когда мы захотим с кем-нибудь познакомиться, просто пойдем в парк и начнем целоваться на лавочке!
Впрочем, на этом их приключения не закончились: по дороге домой друзья отвлеклись, заболтавшись с привлекшими их внимание девушками – в результате Бен остался в благополучно уехавшем восвояси автобусе. Справившись с паникой и замешательством, накричавшись друг на друга до хрипоты, Джо и Чендлер наконец взяли себя в руки, разработали план действия и, наконец сумев разыскать Бена через транспортную службу, со всех ног помчались его забирать.
– Привет, мы звонили насчет ребенка. Мы оставили ребенка на автобусе. Он здесь? Он здесь?
– Он здесь, – сухо ответил сидящий за столом мужчина в костюме, не сводя с них испытующего взгляда.
Чендлер и Джо с облегчением обнялись.
– Рискну предположить, что один из вас отец.
По чистой случайности оба признались в отцовстве одновременно.
Мужчина смотрел на них с удивлением, которое после последней их реплики сменилось нарастающим подозрением: создавалось впечатление, что эти двое были отнюдь не теми, за кого себя выдавали.
Судорожно перебирая в голове возможные варианты выхода из этой совершенно нелепой ситуации, Чендлер вспомнил сегодняшнюю ошибку рыжей девушки и недолго думая выпалил:
– На самом деле, ну, мы оба отцы, – он обнял Джо за пояс, рассчитывая, что этого будет достаточно, чтобы служащий счел их гей-парой. К счастью, Джо разгадал его задумку: он наклонился ближе к Чендлеру, так, что они соприкоснулись лбами, и нежно коснулся его руки.
Это сработало, им поверили и провели к ребенку – но, к ужасу обоих, Джо и Чендлер не были единственными, кто умудрился потерять малыша в этот день: в указанной комнате обнаружились две кроватки с двумя младенцами. А хуже всего было то, что ни Джо, ни Чендлер не знали, который из них – Бен, и никак не могли вспомнить, что за рисунок – утки или клоуны – был у него на костюмчике. Предложение бросить монетку лишь привело к возникновению между горе-папашами нового спора:
– Да ну, какие, к чертовой матери, клоуны? – воскликнул Чендлер как раз в тот момент, когда в дверях появился принимавший их служащий, обеспокоенный тем, что они застряли так надолго.
– Что-то случилось?
Похолодевший Чендлер ударился в панику, не зная, что делать, а Джо не нашел ничего лучше, чем импульсивно притянуть его к себе и впиться в губы поцелуем, точно в подтверждение их рассказа.
Остолбеневший Чандлер лишился дара речи – впрочем, заговорить в данный момент было бы проблематично в любом случае.
– Простите, – выпустив его, принялся объяснять Джо. – Мы просто ... так рады, что наш сын цел и невредим, понимаете?
– Да-да, но не могли бы вы поторопиться его забрать? У меня сейчас будет перерыв, а вам еще нужно заполнить кое-какие документы…
Теперь и Джо не был уверен, что делать, ибо они так и не смогли выяснить, где здесь Бен, как не успели и подбросить монетку.
Пауза грозила затянуться, но внезапно Чендлера озарила спасительная догадка:
– Да, конечно, мы только задавались вопросом, где наше сиденье. Бен был в нем, когда мы оставили его в автобусе.
– Ах, это, – лицо служащего смягчилось. – Белое, пластиковое, с ручкой? Оно еще крепится на коляске…
Джо кивнул, узнавая это описание.
– Хм, давайте посмотрим, – мужчина подошел к правой кроватке и указал на пол рядом с ней. – Да, мы положили его сюда, когда сажали вашего сына в кроватку.
– О, спасибо! – Джо и Чендлер были совершенно счастливы и практически уверены, что Бен находился именно здесь, так что с облегчением и уже гораздо большей уверенностью подхватили его, после чего проследовали обратно в приемную, чтобы подписать необходимые бумаги.
Вплоть до возвращения домой оба не сводили с Бена глаз и не на шутку перепугались, когда тот, очутившись на руках у Моники, не заплакал, что было для него совсем не характерно. Неужели они ошиблись? Неужели у двух потерянных в один и тот же день детей может быть еще и одинаковое белое пластиковое сиденье?
К счастью, Бен наконец заорал, рассеивая их тревогу, но тут Росс взял его и тотчас изменился в лице, заметив что-то, что повергло его в глубочайший шок:
– А почему у него на заднице стоит печать социальной службы?
– Эээ, – Чендлер собрался с духом и проговорил, запинаясь: – Представляешь, что приключилось…
Росс передал Бена Монике и с угрожающим видом шагнул в сторону незадачливых сиделок. Поддаваясь внутреннему порыву, Чендлер схватил со стола пирог с начинкой из киви и в защитном жесте выставил его перед собой:
– Не подходи! У меня киви! Джо, беги!
Дважды повторять не требовалось: Джо с готовностью скрылся за входной дверью, польщенный тем, что Чендлер был готов ради него пожертвовать собой…
2.

Чендлер попытался выскочить в подъезд, используя торт в качестве щита, но Росс и Моника совместными усилиями помешали ему бежать, так что он был вынужден поведать им живописную историю о злоключениях Бена.
Нечего и говорить о том, что уже на середине истории Геллеры едва не лишились чувств: Моника поспешила осмотреть ребенка, дабы убедиться, что перед ней действительно племянник – к счастью для Чендлера, Росс подтвердил это, проверив наличие нескольких родинок.
– Тебе повезло, что ты вернул того ребенка! – пригрозил он.
– А тебе повезло, что мы не успели бросить монетку, – пожав плечами, пробормотал Чендлер себе под нос.
– ЧТО???
– Ничего, – быстро отозвался он, вспомнив, что благополучно опустил эту деталь в своем рассказе. Впрочем, было поздно, и пришлось поведать всю правду, после чего Росс отправился разбираться с Джо как со вторым участником безумной операции.
– Использовать Бена как приманку для женщин? Оставить его на автобусе? Бросать жребий, чтобы выбрать между младенцами?
Сконфуженный Джо бормотал извинения и клялся, что подобного никогда не повторится.
– Ты чертовски прав! – проорал Росс, ударяя кулаком по столу. – Потому что я больше никогда не доверю тебе ребенка!
– Но я заботился о сотнях детей, – оправдывался Джо, – и такое случилось впервые! Можешь позвонить любой из моих сестер, или кому-нибудь из прихожанок церкви в Квинсе!
На Росса эти аргументы не подействовали, он все еще был в бешенстве, но тут Бен заплакал снова, потому что ему не нравилось то, что его держит Моника, так что его отец был вынужден отвлечься от разбирательств со своими непутевыми друзьями заняться сыном. В довершение к этому, очень вовремя приехали Фиби и Рейчел – Моника отвлеклась на них, начав объяснять, в чем дело; и Чендлер с огромным удовольствием воспользовался этой суматохой и улизнул к себе: только захлопнув дверь, он смог наконец-то вздохнут с облегчением. Все было позади.
Подошедший сзади Джо осторожно коснулся его плеча и невольно заставил подскочить.
– Извини. Ты в порядке?
Чендлер повернулся к нему и кивнул.
– Спасибо, что спас меня там… с киви, – Джо смущенно улыбнулся.
– Нет проблем. Я собирался и сам убежать, но затормозил и…
Не давая закончить, Джо обнял его в знак своей признательности.
– Хочешь пива?
– Конечно, – воодушевившийся Чендлер сделал шаг по направлению к холодильнику, но был остановлен самым что ни есть решительным образом:
– Расслабься. Я принесу.
– Хорошо, – отозвался Чендлер с изумленной улыбкой.
Джо отправился на кухню, а он тем временем включил телевизор и начал листать каналы в поисках чего-нибудь, чем можно было бы убить время до начала «Спасателей Малибу».
Открыв одну бутылку – еще несколько ждали своей очереди в кулере – Джо протянул ее Чендлеру.
– Спасибо, дружище.
– Не за что. Я собираюсь приготовить чего-нибудь на ужин. Хочешь спагетти с фрикадельками?
– Ты что, сегодня собираешься готовить? – отмахнулся от него Чендлер. – Эй, почему бы нам просто не заказать пиццу…
– Нет, – возразил Джо, – я пытаюсь экономить и не хочу, чтобы ты опять платил за меня.
– Ты же знаешь, я не против…
– Чендлер!
– О, извини… – он вспомнил их недавний спор о деньгах. – Хорошо, спагетти – самое что надо.
– Отлично, – Джо вернулся на кухню и загремел посудой.
– Эй, когда ты успел сходить по магазинам? – окликнул его Чендлер, ерзая на диване.
– А я и не ходил. Сегодня утром, еще до того как на нас повесили Бена, я сходил к родителям, сказал маме, что отравился фастфудом, и она мне столько всего собрала… Два пакета продуктов плюс готовая лазанья – нехило, да?
– Круто!
– Вроде того.
Получив свою порцию, Чендлер не смог не признать, что еда домашнего приготовления ничуть не уступает ресторанной – а затем долго хохотал над перепачкавшимся в соусе Джо, пока тот не вытерся салфеткой.
– Давай быстрее, – торопил его Чендлер, уже спеша к телевизору, демонстрирующему до боли знакомую заставку, – начинается!
– Сначала помою посуду…
– Забудь о ней! Иди сюда, – почти взмолился Чендлер, и Джо сдался: оставил тарелки в раковине и присоединился к просмотру.
– Вот так, – Чендлер обнял его, и в таком положении они, сонные и умиротворенные, и просидели вплоть до окончания серии.
Закрыв глаза, Чендлер устроил голову на плече друга и уже сквозь дрему ощутил, а приятно тепло вмиг куда-то улетучилось, сметая на своем пути остатки желанного сна.
– Ты куда? – зевая, поинтересовался Чендлер у начавшего вставать Джо.
– Меня ждет посуда, забыл?
– Нет, не уходи! – он потянул его обратно на диван. – Это вообще женская забота – мыть посуду…
– А тебе что, никогда посуду мыть не приходилось? – Джо покачал головой и усмехнулся.
– Этим обычно горничная занималась... А твои сестры, разве они не делали это за тебя?
– По той же причине я умею готовить: маме было важно, чтобы мы могли сами о себе позаботиться.
– Ладно, к черту эти тарелки. Может быть, мы завтра сможем перепоручить их Монике, как главному любителю чистоты?
– Но она злится на нас из-за Бена, – участливо напомнил Джо.
– А, точно, – спохватился Чендлер и немного виновато добавил: – Спасибо за ужин.
– О чем речь, – улыбнулся Джо, довольный тем, что хотя бы сегодня вечером сумел обойтись без влезания в долги.
– А помнишь, как та девчонка сегодня приняла нас за геев?
– Да, прости, что…
– А потом, – продолжил Чендлер, не давая закончить, – как мы ими притворялись для того парня из социальной службы?
– Да, – Джо кивнул и рассеянно провел пальцами по волосам Чендлера.
– И ты опять поцеловал меня.
– Да.
– А ты хочешь… Хочешь…
– Что?
Вместо ответа Чендлер уверенно взял его лицо в свои ладони и прижался губами к его губам. Джо ошеломленно моргнул, пораженный донельзя, в то время как Чендлер, не желая останавливаться на достигнутом, придвинулся еще ближе, провел языком по губам Джо, который, будучи не в силах больше противиться, закрыл глаза и запустил пальцы Чендлеру в волосы.
Еще несколько часов назад считавшиеся всего лишь друзьями, они целовались полулежа на диване: вздохнув, Джо начал расстегивать рубашку Чендлера, но остановился и застонал, почувствовав, как губы Чендлера скользят по его шее. Теряя всякий контроль над собой, он исступленно шептал заветное имя – всё, что Чендлер делал с ним, буквально сводило его с ума.
Вволю насытившись прелюдией и едва не рухнув при этом с дивана, они переместились в ближайшую спальню, по пути избавив друг друга от оставшейся одежды.
Чендлер заметно нервничал: их последний секс Джейд оценила как «нечто ухабистое и неуклюжее», но Джо не составило труда справиться с этим беспокойством и заменить его на безудержное, неукротимое желание.
– П- помнишь, что случилось в том твоем порно фильме? – проговорил Чендлер, задыхаясь. – Помнишь, печатный кросс, и…
Джо припомнил, как они всей компанией (за исключением Фиби, которую тогда заменила Джули) недавно смотрели порнофильм, где он сыграл ремонтника, наблюдающего за парочкой, занимающейся сексом прямо на печатной машине. Чендлер тогда назвал этот фильм "самым сумасшедшим печатным кроссом ".
– А, так вот чего ты хочешь, да? – коварно усмехнувшись, Джо возродил в памяти ту сцену и начал повторять действия женщины в том фильме. Хотя ему потребовалось немного времени и практики, чтобы приобрести некоторый опыт, аналогичный результат все же был достигнут, и он, несомненно, стоил приложенных усилий.
Чендлер вознаградил Джо стонами и ласками и, когда настала его очередь, с готовностью возвратил доставленное удовольствие. Эту горячую, бессонную и несравнимо чудесную ночь они провели в объятиях друг друга, и Чендлер засыпал с мыслью, что ни о какой «неуклюжести» сегодня не шло и речи. Да, пожалуй, самое время было переключиться на парней.
Стоп, о чем это он?
Самое время было переключиться на Джо.
Целиком и полностью.


URL записи


к слову, не верю, что не было о них ничего на русском, пока Дарька не взялась.
Зато теперь фики Джо/Чендлер появилось кому переводить)